ЛАЗАРЕВСКОЕ

 

Памяти моего доброго товарища Яшки Гафурова посвящаю. Так случилось, что мы не виделись с ним до момента нашей последней встречи в 2018 году, практически 30 лет. В конце этого же года Яшка ушёл навсегда, покинув планету Земля. Но, память о нём останется не только в моих воспоминаниях. Он был добрым, отзывчивым и надёжным парнем. Светлая ему память.

Предисловие:

«7 декабря 1988 года в 11 часов 41 минуту по местному времени в Армении произошло катастрофическое землетрясение. Серия подземных толчков за 30 секунд практически уничтожила город Спитак и нанесла сильнейшие разрушения городам Ленинакан (ныне Гюмри), Кировакан (ныне Ванадзор) и Степанаван».

Начало "спектакля"

Это была катастрофа, которая без сомнений потрясла ВСЮ, тогда ещё нашу ОБЩУЮ страну СССР - «СОЮЗ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК!» Отголоски катастрофы моментально долетели и до города Челябинска, где я жил в тот период времени и в должности начальника строительного участка занимался строительством трёхэтажного магазина на углу Сталеваров и шоссе Металлургов, а также сдачей в эксплуатацию комплекса домов, к которому он (магазин) примыкал. Подробнее об этом строительстве, видимо, в последующих моих повествованиях. А сейчас несколько о другом. До окончания текущего 1988-ого года оставалось совсем немного времени и мы (строители) традиционно проводили его окончание в упорном труде по сдаче в эксплуатацию жилых домов с тем, чтобы торжественно отчитаться перед Руководством города и области за сданные квадратные метры жилья. Своевременно и необратимо 31-ое декабря 1988 года вступило в свои права. Объекты были сданы и приняты Государственной комиссией. Строители ушли на заслуженный и кратковременный отдых. Тогда ещё не было продолжительных январских каникул для всего трудового народа, а также с удовольствием примыкающим к ним детям и пенсионерам. Вместе с семьёй и я встретил Новый 1989-ый год, который казалось не предвещал для меня и семьи каких-либо решительных изменений в нашем текущем бытие. Однако, как вскоре оказалось, мы были неправы. Даже не могли себе представить, что трагические события в Армении напрямую и решительно повлияют на нашу дальнейшую судьбу. Трудно в это поверить, вспоминая события тех дней сейчас! Но факт, остаётся фактом! 2-ого января 1989 года, рано утром, в квартире раздаётся неожиданный телефонный звонок (были выходные, праздничные дни) и приятный голос секретаря Управляющего нашим трестом «ЧЕЛЯБМЕТАЛЛУРГСТРОЙ» сообщает, что сию минуту проходит экстренное совещание у шефа, где присутствуют практически все его заместители, включая специалистов по материально – техническому снабжению. Добавила, что за мной выслана его (шефа) персональная машина, чтобы доставить и меня на этот «праздничный» сбор, собирайтесь он уже подъехал. Представляете, что произошло за эти минуты у меня в мозгах. Мучал вопрос: «Зачем меня, простого начальника строительного участка, так экстренно не только приглашают на совещание самого высокого уровня, но и доставляют туда «спецрейсом»?» Волнение передалось и моей супруге, которой я сообщил о моём экстренном отбытии на совещание, вместо намеченной прогулки всей семьёй. Выглянул в окно. «Волга» руководителя уже стояла во дворе, и я помчался на встречу судьбе. Вошёл в кабинет. Там уже находилось человек двадцать, практически первых руководителей треста. Все с «пасмурными» лицами. Шеф поздоровался со мной, указал на стул и сообщил, что на ближайшем аэродроме готовятся к вылету два или три военно-транспортных «борта» в Армению. Я, по его распоряжению, должен моментально возглавить группу наших строителей, которая в ближайшие пару дней вылетает в Спитак. На месте, я должен был организовать необходимые работы по ликвидации последствий землетрясения в зоне нашей (треста) ответственности. Причём, он даже не спросил о моей личной готовности к исполнению настоящего поручения. Всё решалось, как само собой разумеющееся! Возражения, заранее не принимались. Заканчивая свою речь, он сказал мне идти домой и готовиться к вылету, при этом не забыть взять с собой зубную щётку. Я пообещал ему, что непременно возьму. Оба остроумные были, однако. С «гордо» опущенной головой я вышел из его кабинета в коридор. Нужно отметить, что здание треста достаточно большое, а коридоры в нём достаточно длинные. Так вот, практически одновременно с моим появлением на коридорной «дистанции», вдалеке, открылась дверь из кабинета заместителя шефа по быту и кадрам и он появился в коридорном пространстве. Увидев меня, заместитель шефа искренне улыбнулся в знак приветствия и помахал рукой, призывая меня зайти к нему. Я начал передвигаться, отвечая на его призывы и без колебаний зашёл в его офисные апартаменты. Услышанное далее повергло меня в очередной шок. Он сказал, что только вспоминал меня с целью направить на работу в Сочи (Лазаревское). И вот я собственной персоной, неожиданно, появился на «горизонте»! Это судьба констатировал он, поэтому иди и по-быстрому собирайся, получай командировочные, покупай билеты и вылетай, как можно быстрее, на место. Тебе будут предоставлены там, практически неограниченные полномочия по руководству строительством объекта, добавил он. Далее он пояснил, что трест совместно с Московским заказчиком уже пару лет строят спальный корпус в санатории «Лазаревское» на берегу Чёрного моря. Но темпы строительства не устраивают Московских партнёров. Они предупредили, что если не будут предприняты меры по ликвидации отставания, Москвичи разорвут отношения и привлекут другого исполнителя. В общем КАТАСТРОФА, констатировал он. Поезжай и действуй. По всем возникающим вопросам в ходе организации строительства, условий проживания трудящихся, обеспечения финансированием, строительными материалами и механизмами обращайся ко мне напрямую, если возникнут «тормоза» у исполнителей в структурах треста. При всём при этом, он мне не давал и рта открыть. Когда такая возможность была предоставлена я произнёс, что только вышел от «первого», который посылает меня в Армению. Секундная пауза. Затем, он произносит, что решит с «первым» вопрос, чтобы направить меня в Сочи, а не в Армению. Я последовал домой, одновременно внутренне осознавая, что в Сочи, непонятно почему, меня тянет больше? Пришёл домой и на вопрос жены: «Что там происходило?» Ответил: «Что один посылает в Армению, другой в Сочи! Куда-то нужно будет ехать это точно. Но! Полагаю в Сочи, как-то представляется более интересным». Она согласилась с такой точкой зрения. Практически тут же позвонил заместитель «первого» и сказал, что решил с ним вопрос моего назначения «рулить» в Лазаревском. Всё! Дальнейшее «сопротивление» было бессмысленным, я приступил к сборам в свою первую в жизни длительную командировку, не считая армейской службы и уже через десяток дней вступил на Черноморское побережье.

Адаптация

О, море! Море! Красота! Пусть даже и январь месяц. Снега нет! Тепло! В общем жизнь задалась! Добрался из Адлера до Лазаревского на электропоезде и далее на такси примчался в место дислокации работников нашего треста, где они «мужественно отбывали срок». Именно отбывали! Иначе их пребывание, именно пребывание, а не работу в тот период обозначить нельзя. Прошу простить за нескромность констатации факта. Сказать, что народ обрадовался, увидев меня, особенно начальник участка, которого я должен был заменить и отправить на Родину, это ничего не сказать. Тем не менее, деваться им было некуда. Они вынуждены были принять меня, выделив отдельное спальное место, в отдельном домике, с отдельным входом и небольшим двориком. Кстати, неплохой домик получил для жилья, что подтвердилось при дальнейшем проживании в нём всей семьёй. Далее нужно было определяться с руководящей деятельностью с тем, чтобы непосредственно приступить к выполнению задач, поставленных руководством, направивших меня к морю. Приступил к непростым переговорам с человеком, которого прибыл заменить на морском побережье. Он был значительно старше меня, обосновался здесь всерьёз и судя по всему, рассчитывал провести здесь долгие и счастливые годы жизни. Замечу, что в общем неплохой мужик был, как оказалось. Он не стал «бунтовать», понимая бессмысленность таких действий. Передал мне чертежи, представил трудящимся и руководству санаторием, включая и главного врача, ввёл в курс происходящих «на месте» событий. После приёмки — передачи всех дел, обратился ко мне с просьбой, дать ему возможность задержаться здесь ещё на недельку с тем, чтобы закончить все свои дела. Я не возражал. Мы договорились, чтобы не нарушать принцип единоначалия, он эту неделю будет ещё руководить текущими делами обособленного подразделения, а я попробую ближе познакомиться с местом предстоящих «подвигов», а заодно попробовать организовать поставку кирпича с заводов находящихся поблизости с тем, чтобы не возить огромное его количество за три тысячи километров из Челябинска. Утром я начал свои «поиски» передвигаясь на растворном ЗИЛке, прикомандированном к нам из автобазы нашего далёкого города. Водитель машины, не буду скрывать его имени - Геннадий, оказался на редкость классным парнем, с которым мы практически подружились в последующих «мытарствах» на побережье, решая текущие задачи. Он оказался непросто отличным водителем, но и стал практически ПЕРВЫМ помощником в решении различных организационных задач, наладив, в том числе, деловые и дружественные коммуникационные связи с местным населением и некоторыми непростыми ребятами из их среды. Напомню, это были серьёзные годы конца 80-х, начала 90-х! Первым делом поехали в центральный Сочи, где находились кирпичные заводы, интересовавшие меня. Однако встречи не принесли желаемых результатов. Заводы были перегружены заказами и выделить нам необходимое количество кирпича просто не могли физически. Обидно, конечно. Да ну ладно, решил я. Завтра попробуем «рвануть» в сторону Туапсе и чуть в горы. Там располагался, как мне сообщили, небольшой кирпичный кооператив, который возможно сможет нам помочь. Ночевать, после дневных «бросков», мы возвращались в место нашей постоянной дислокации. Вечерами собирались у начальника участка и обсуждали с ним текущие проблемы. Ещё раз хочу подчеркнуть, что человек не ушёл «в себя», как это обычно бывает, а продолжал нормально общаться и помогал мне втягиваться в южный процесс со всеми его особенностями. Спасибо ему огромное. На следующее утро, с Геннадием, поехали разыскивать кирпичный кооператив в горах. Кто бывал в этих местах, имею в виду Сочинское побережье на всём его протяжении, тот знает, что все большие поселения находятся, как раз вдоль берега внизу Кавказского хребта. Небольшие же адыгейские аулы располагаются чуть выше в горах, а многочисленные «ручейки» - реки, которые в период обильных дождей разливаются не на шутку, вливаются в Чёрное море. Дороги в горы расположены вдоль этих рек, которые в засуху можно переехать на подготовленном автотранспорте и не дай вам Бог, оказаться там в период наводнений. Я видел, однажды, как неосторожно оставленные машины, смывало прямо в море, и они как кораблики (кто доплывал) качались на волнах. Что с ними было потом, история умалчивает. Так вот, мы помчались в горы искать кирпичное производство. Погода была сухая и мы без проблем добрались до места, поднимаясь по правому берегу реки (не помню названия), где в конце пути нужно было переехать речку по насыпи, чтобы попасть на заводик. Встретился с руководством. Они рассказали, что их предприятие носит сезонный (летний, солнечный) характер так, как технологией предусмотрена только ЕСТЕСТВЕННАЯ сушка кирпича. Производство опять же небольшое и скорее всего они не смогут полностью нас обеспечить продукцией. Тем более, что в период разлива реки ими наводится временная переправа, которая не всегда позволит производить своевременную поставку. Хорошо, сказал я (молодой был! Горячий!), давайте сделаем так, что мы притащим сюда необходимое количество воздуходувок, которые позволят организовать сушку кирпича и в зимний период времени, а также сделаем постоянную переправу, уложив поперёк течения на достаточном протяжении по ширине бетонные трубы большого диаметра, которые обеспечат беспрепятственное течение речных вод при разливе, а транспорт будет передвигаться по насыпи над ними. Причём сказал, что всё оборудование, которое мы поставим им для организации круглогодичного производства оставим им по окончании всех поставок кирпича. Условие одно — «весь производимый ими после «усовершенствований» кирпич должен поставляться только нам до полного обеспечения наших заявок». Однако и эти «революционные» предложения по каким-то причинам (уже и не помню) не нашли своей практической реализации. Возможно, оно и к лучшему. Таким образом мои «мытарства» в поисках «счастья» на побережье, неподалёку от строительства объекта, успехов не принесли и были организованы 100% поставки материалов с родных мест за 3000 километров, как железнодорожным, так и автомобильным транспортом.

Создание команды

Человек, которого я сменил, покинул побережье. Мне необходимо было приступить непосредственно к руководству коллективом и организацией строительства объекта. Нужно сказать, что в конечном итоге и достаточно быстро, нам (мне и трудящимся) удалось найти полное взаимопонимание. Это дало возможность организовать строительство надлежащим порядком, отвечающее чаяниям Заказчика и гордости руководства трестом. Появился прообраз команды. Видимо это был одним из первых моих опытов создания системы управления коллективом, о которых я упоминаю на главной странице настоящего сайта. Скорее всего так. Мне не на кого было там надеяться, находясь вдали от места расположения основных сил администрирования, поэтому нужно было ежедневно, если ни ежесуточно самостоятельно руководить коллективом, принимать порой волевые и нестандартные решения, направленные на решение поставленных, порою далеко непростых задач. Это не праздные слова, потому что мы (я и коллектив трудящихся) с утра до вечера находились в постоянном контакте, как в рабочие часы, так и во время отдыха, так как места для ночлега располагались в непосредственной близости от объекта строительства. Первое время, не буду лгать, пока не установились доверительные отношения с коллективом трудящихся, ночевал аж с ножом под подушкой. Слава Богу не пришлось, не было повода им (ножом) воспользоваться. Да и воспользовался ли бы при необходимости, в целях самозащиты? Это вопрос. Скорее всего не смог бы. Ну нет и нет! Зато, повторюсь, постепенно образовалась команда, которая взяла на себя ответственность с целью переломить, сложившуюся ситуацию и ликвидировать отставание в сроках строительства. Что интересно, из ИТР в коллективе был только один я. Остальные ребята простые рабочие-строители и механизаторы. Костяк составили, Геннадий — водитель ЗИЛа, Васечка — автокрановщик, Коля Иванов — бригадир монтажников, ну и конечно же Яшка (простите Яша) - бригадир каменщиков. Они в моё отсутствие не только обеспечивали исполнение поставленных мною задач, но и управляли всем процессом в зоне нашей общей ответственности, в том числе, поддерживали дисциплину и на бытовом уровне. Это было очень важно, ибо соблазнов рядом было просто полно. Море в 300-ах метрах от стройки и бытового городка, где мы жили. Раз море, то и привлекательные девчонки, которые не только внешним видом «отвлекали» от текущей работы, но и соблазнами южных традиций бытия. Да и просто нельзя было забывать, что мы постоянно проживали на территории действующего санатория всесоюзного значения «Лазаревское», который не прекращал своей повседневной деятельности по приёму и обслуживанию отдыхающих круглогодично, ежемесячно и ежедневно, а стало-быть смена потенциального женского контингента происходила в сумасшедшем ритме, что придавало нашим трудящимся - мужчинам большой потенциал выбора и «плановой» смены подруг для вечернего и весьма активного отдыха. Танцы проходили практически каждый вечер. Парни после работы старались не пропустить их посетить. Поэтому громкие, вечерние и своевременные команды моих мальчишек, прибывших летом на отдых: «Дядя Гена на тропу!», были очень актуальны и придавали азарт стартующим на перегонки «танцорам»! Именно работая там, в Лазаревском, я приобрёл непростой опыт руководства сотрудниками «первого круга» и научился при необходимости ОТКАЗЫВАТЬ и им в личных просьбах так, чтобы просившие меня, что-либо не отвечающее или мешающее решению текущих задач при этом не ОБИЖАЛИСЬ, понимая что отказываю по объективным причинам, а не просто из нежелания сиюминутно исполнить просьбу. Каждый начинающий руководитель по себе знает, что достаточно сложно отказать близким людям в их просьбах, я не имею родство по крови, а именно близким по жизни, которые в настоящий момент делают с тобой общее дело, а тебе выпала непростая и одновременно почётная роль руководить ими. Так или иначе, процесс организации строительства объекта в нужном направлении начался и изменить его уже стало невозможным. Произвёл необходимую ротацию кадров, отправив на Родину явно не желающих менять своё отношение к делу в новых реалиях, заменив их на вновь прибывшие, тщательно отобранные кадры, при этом сохранив «старый» костяк трудящихся, которые и обеспечили непосредственное руководство коллективом, выполняя шаг за шагом суточные задания.

Организация производства

Сам по себе объект, 4-х этажный спальный корпус под №5, хотя и не очень большой по объёму, но интересный по своим конструктивным характеристикам, посмотрите на прилагаемых фото.

Слева, действующий корпус №4, справа корпус №6, который строился параллельно с нашим

Такая конструкция здания впервые встретилась в моей практике, да и пока последний. Больше не доводилось строить в районах с сейсмичностью в 9-ть баллов. Именно до такой цифры, спешно была повышена сейсмичность в Сочинских районах после недавнего землетрясения в Армении. Конструкцию здания также срочно изменили, отвечая новым нормам сейсмичности. Кирпичная кладка с замкнутыми армированными монолитными поясами в каждом поэтажном уровне, объединённые с армированными, монолитными вертикальными вставками в кирпичных внутренних и наружных стенах. Перекрытия из плоских ж/б плит с двойным армированием и выпусками арматуры по периметру, которые объединялись армированием с монолитными горизонтальными поясами в каждом уровне и объединялись в единый жёсткий диск. Достаточно серьёзное усиление. Ввиду того, что кладка кирпичных стен, конструктивно прерывалась и объединялась с монолитными вставками, необходимо было придумать и применить новую, эффективную технологию кирпичной кладки стен при строительстве. Здесь, хотелось бы немножко отвлечься и вспомнить свои первые дни работы на стройке, в качестве молодого мастера. Так случилось, что я попал на строительный участок, который в основном занимался кирпичной кладкой. И когда, придя на свой один из первых объектов, спросил у начальника участка: «С какого угла начать?», получил в ответ: «С любого, начинай!» Далее убедился, что это не совсем так, да простит меня мой первый руководитель, который многое мне дал в дальнейшем профессиональном росте. Спасибо ему огромное. Каждый не типовой объект по-своему уникален поэтому, применяя поточный метод, необходимо максимально раскрывать фронт для дальнейших работ таким образом, чтобы появлялась возможность вовлекать в одновременную работу достаточное количество трудящихся различной специализации: каменщиков, монтажников, сварщиков и обеспечивал максимальную загрузку привлечённых по технологии механизмов, и в первую очередь не приводило к простою башенного крана. Так вот, обычно кладку начинали с наружных стен, а затем поднимали внутренние. Здесь, я впервые изменил технологию. Начали кладку с внутренних стен. Таким образом открывался фронт для устройства монолитных вертикальных колон (вставок), обеспечивающих сейсмическую устойчивость здания, одновременно вовлекая в технологический поток рабочих смежных профессий. Затем переходили к кладке наружных стен. Процесс кладки периметра заканчивался, практически одновременно с устройством монолитных вставок, что давало возможность переходить к устройству горизонтальных монолитных поясов. После набора бетоном определённой прочности, укладывали междуэтажные плиты перекрытий для дальнейшего перехода к кладочным работам этажом выше. Таким образом процесс повторялся и становился практически непрерывным. Я достаточно подробно остановился здесь на выборе технологического процесса, потому что время работало против нас. Московский заказчик нервничал. Главный врач «подливал масла в огонь». Медлить более было нельзя и нужно было форсировать работы. Кто немного разбирается в стройке, тот знает, что один башенный кран, эффективно может обслуживать бригаду каменщиков максимум из 13-15 человек. Поэтому дальнейшее увеличение количества рабочих в бригаде, не приводит к ускорению процесса кладки, ибо кран не успевает обслуживать и отдельные звенья просто простаивают по очереди. В таких случаях и приходится «изобретать» нестандартные технологии, объединять трудящихся в команду, нацеленную на решение конкретных задач, что мне и удалось сделать в данном конкретном случае, прошу прощения за нескромность. Ребята тёплой весной и жарким летом, в трёхстах метрах от моря, работали с раннего утра, а порой и до позднего вечера. Рабочий день сделали продлённым с тем, чтобы максимально сократить сроки общестроительных работ и поэтапно передавать фронт работ для субподрядчиков: электриков, сантехников и, конечно же, для отделочников, ибо они вершители окончания всего технологического процесса. Что и начали осуществлять в мае месяце текущего года. Честно скажу, что, используя данные мне полномочия, естественно привлёк сюда «своих субчиков» с которыми сдал ни один объект и в которых был уверен, как в себе. Это были электрики и сантехники. Ну, а про отделочников и думать не приходилось. Конечно же это проверенная и потрясающая своей самобытностью Наташа Антонова со своей командой. К сожалению, она уже в другом мире. Очень часто и с любовью её вспоминаю. Мы с ней вместе сдали ни один объект. Научились понимать друг друга с полуслова. Она умела, как никто, организовать отделочные работы и выполнять их с высоким качеством. Где-то в июле или в августе она прибыла с командой на стройку и, в свойственной только ей одной манере, организовала безостановочный процесс отделки здания для успешного ввода его в эксплуатацию. Темп работам задали такой, что молва пробежала по всему Сочинскому побережью и докатилась под флагом Московского Заказчика до тогдашнего Председателя совета курортов г. Сочи – Кузнецова. Он, узнав о подвигах Челябинских тружеников, созвонился со мной и высказал пожелание, провести выездное совещание для своих коллег на территории нашего объекта. Сами понимаете, что отказать такому товарищу не представлялось возможным. Через некоторое время, когда здание было практически готово к вводу в эксплуатацию, он исполнил задуманное, собрав у нас на стройке достаточное количество местных и не только руководителей. Я и Главный врач санатория, также присутствовали на этом совещании, где выслушали немало лестных слов в свой адрес и адрес руководства нашего треста. Звучало примерно так, что посмотрите товарищи (господ тогда ещё не было), они прибыли строить за 3000 км и практически впервые, среди многих других участников строительства курортных объектов на Сочинском побережье, сумели построить в такие сжатые сроки и с высоким качеством. Я же, к тому времени, основную массу своих сотрудников с благодарностью уже отправил на Родину, предварительно давая им возможность просто отдохнуть с недельку у моря по своему усмотрению. Естественно, это оплачивалось предприятием и стало традицией по умолчанию. Все, кто своим добросовестным трудом заслужил такое право, получал его (оплачиваемую неделю отдыха перед отбытием) без лишних согласований. Остались немногие, которые занимались окончанием каких-то небольших работ внутри здания, обслуживали субподрядчиков всех мастей, при этом решали основную задачу по благоустройству прилегающей территории. Впервые самостоятельно, мы с моими ребятами различных специальностей, оставшихся обеспечивать ввод объекта в эксплуатацию, самостоятельно без привлечения субподрядчиков, выполняли работы по прокладке наружного дренажа, а также планировочные работы, бетонирование и асфальтирование прилегающих дорог и проездов.

Сватовство Яшки

Уехали каменщики, но остался Яшка Гафуров продолжать трудовые подвиги и не только их. Здесь на Лазаревских берегах, он встретил, красивую и классную, местную девушку по имени БИБА. Эту свою ЛЮБОВЬ, которая начиналась практически у нас на глазах, он пронёс через всю свою жизнь. Однажды их отношения из простых встреч и ухаживаний начали перерастать в очень серьёзные, которые не терпели разлуки ни днём, ни ночью. Всё! Учитывая, что Биба была адыгейкой по национальности, а трое серьёзных братьев и отец семейства проживали недалеко в горах, Яшке нужно было выходить «из тени» и официально заявить семье о своих отношениях с их любимой сестрой и дочкой. А, как это сделать, учитывая «тонкие» кавказские обычаи? Правильно! Нужно было идти в горы, знакомиться с семьёй, причём ни одному, а с товарищами, включая «старейшего» представителя коллектива и просить руки любимой! Так и произошло. В один прекрасный день, мы (Гена, Коля Иванов и я) пошли, сопровождая Яшку на встречу его судьбе, причём, так получилось, что «старейшим» в свои 37-мь лет среди его окружения, оказался я! Вообще, участие в представление жениха по кавказским обычаям было впервые в нашей жизни у каждого, включая и жениха. Это было мероприятие абсолютно отличное от русских традиций. Нас встретили всем коллективом со стороны невесты. Пригласили присесть за длинный стол во дворе дома. Причём, во главе стола, с одной стороны, сидел старейший рода, по левую руку от него заняли место мы в следующем порядке: ближе к нему я, как «старейший» от прибывших свататься, затем жених, затем сопровождающие товарищи. Все остальные мужчины заняли свободные места на мужской половине стола, соблюдая иерархию по адыгейским обычаям. На другой половине стола расположилось женское сообщество, но без Бибочки. По их обычаям, ей на пиршестве присутствовать было ещё рановато. По традиции, назначили ответственных за порядок на мужской и женской половинах общего стола. Пиршество началась, как и положено с тостов. Первым сказал речь старейший от хозяев, затем настала моя очередь, как «старейшего» со стороны сватающегося юноши. Я сказал ВСЁ, что думал про Яшку, отметив, что это счастье иметь такого зятя, если что. Мы все по очереди говорили тёплые слова, в перерывах между вкусной национальной едой, ну и будоражащими кровь напитками. Через некоторое время шум на женской половине от разговорчивых мадам стал заглушать яркие речи тостов на мужской половине. Мужчины начали по-доброму пытаться успокоить «разбушевавшихся» представителей прекрасной половины. Однако, это практически не удавалось. Старейший официально обратился к ответственному за порядок на мужской половине стола, чтобы он решил вопрос тишины на противоположной стороне. Выслушав нарекание, он обратился к главной из прекрасных, исполнить свои обязанности и установить тишину в её апартаментах. На некоторое время так и случилось. Однако торжество продолжалось и девушки вновь, начали шуметь. Ну, вы понимаете, как трудно угомонить «несчастных», если они уже начали выяснять отношения. Дальше произошло то, что запомнили на всю жизнь люди из другого сообщества, такие как я и мои товарищи. Женщин в который раз, попросили быть за столом несколько тише, чтобы не применять по отношению к ним, как обычно, критических мер воздействия. Что же это за меры, подумали мы, переглянувшись с ребятами? И ответ не заставил себя долго ждать. Гул с прекрасной половины стола не прекращался и тогда по команде главного за мужским столом, резко опустилось сверху полотно из брезента, которое закрыло от взгляда красивейшую половину стола. МУЖСКОЕ торжество в очередной раз заявило о себе, подтвердив, кто в доме хозяин. Было очень необычно и интересно. Меня, между делом, торжественно произвели в почётного «адыгейца», повесив на шею ожерелье из орехов фундука. Таков обычай. В конце концов, предложение Яшки было принято сильной половиной стола, при этом обговорили, что по адыгейским обычаям, перед свадьбой невесту ему нужно «украсть»! Несколько позже Яша это исторически исполнил. Они поженились и жили счастливо на Лазаревском побережье. Построили дом и одновременно небольшой пансионат в 45-ти метрах от моря. Там, мы и встретились вновь, не так давно и, как оказалось в последний раз перед Яшкиным уходом навсегда. В конце года, он покинул нашу Землю и его приняли небеса. Светлая ему память.

Система начала работать в автоматическом режиме

Однако, обратно к событиям 1989 года. Остался Коля Иванов, без него никуда. «Профи» во всех областях строительства, который практически руководил стройкой, при этом коммуницировал со всеми субподрядчиками, решая их постоянно возникающие проблемы. Многие мастера проигрывали ему в практической организации работ. Остались механизаторы, включая Гену и Васечку, а также прибыл новый тракторист с ДТшкой, к сожалению не помню его имени, однако невозможно забыть его двухметровый рост и «кликуху»-Малыш! До сих пор не представляю, как он помещался в этом небольшом тракторе и управлял им. А управлять было необходимо, порой даже не ссылаясь на некоторые неисправности, которые не могли служить оправданиями неисполнения поставленных мною производственных задач. Нужно отметить, что регулярно, в конце месяца, где-то на недельку я «мотался» в Челябинск с тем, чтобы закрыть «наряды», сдать табеля на тружеников, а также получить зарплату на всех рабочих. Перед каждым таким отбытием, мы с близким кругом, собирались за столом у меня во дворе, где в непринуждённой обстановке за товарищеским ужином я ставил задачи ближнему кругу, которые необходимо было исполнить, за время моего отсутствия и назначал ответственных из присутствующих за решение той или иной проблемы по существу. Общее же руководство всем коллективом в летний период, осуществляла моя жена, которая была на это время прикомандирована мне в помощь. После недельного отсутствия я возвращался в Сочи, где в аэропорту меня обычно встречал Геннадий на ЗИЛке, пока я не начал самостоятельно мотаться в аэропорт Адлера на своём Запорожце, где спокойно оставлял его на стоянке, а возвратившись вновь «кидался» за руль и мчался по крутому прибрежному серпантину к месту «боевой славы». Остальные трудящиеся с нетерпением ожидали, когда я, так или иначе, доберусь до наших мест и вручу им зарплату. В очередной раз возвращаюсь с Геннадием из Адлера. Проезжаем мимо стройки. Вдруг вижу, что ДТшка выполняет планировку территории, выполняя задание, которое получил перед моим отбытием. Но, что-то необычное проглядывается в управлении техникой. Ну, да! В кабине сразу два водителя? Васечка переключает ЛОМОМ передачи, «Малыш» делает всё остальное. Как объяснил Гена, рычаг управления скоростей сломался, и парни не успевали выполнить задание. Из искреннего уважения ко мне, чтобы не искать оправдание неисполнения намеченного, приняли решение поступить именно таким образом в управление механизмом. Спасибо! Спасибо им за признание и уважение, проявленное вот таким непростым способом. Я до сих пор с трепетным волнением и благодарностью вспоминаю этот случай.

Грузино-абхазские события 1989 - ого года

Кстати, что это я всё про стройку и стройку. Мы же там жили не только работой, но и ПРОСТО жили, используя возможность пребывания на Черноморском побережье в «полный рост»! Приближалось лето. У сыновей наступали летние каникулы и было непростительной ошибкой не дать им провести лето на юге. Для этого, как я уже упоминал выше, я договорился с руководством, чтобы мне в помощь прикомандировали жену, которая работала инженером ПТО в том же строительном управлении, что и я. За летний период, она могла оказать реальную помощь в подготовке исполнительной документации, а также осуществлять контроль за качеством работ в дополнение к семейному благополучию воссоединившейся под южным солнцем семьи. Руководство пошло мне навстречу и уже в начале июня я привёз свою семью, жену и двух сыновей 12-ти и 8-ти лет. Из аэропорта Адлера на собственном Запорожце, я доставил своё семейство в Лазаревское, где заранее в моей «избушке» были подготовлены для них места. Да, на Запорожце, который заранее перегнали с Геннадием из Челябинска за 3000 км. Сейчас это выглядит, как обыденное дело, подумаешь проехать на машине из одного города в другой, нормальная дело для нормальных парней. Не спорю. Но, напомню, что это был 1989 год и такой пробег, скорее был «подвиг», чем текущее событие. Гостиниц нет! Кафе нет! Заправки очень далеко друг от друга, не говорю уже о качестве самих дорог. Правда ПЕРЕГНАЛИ, тоже звучит гордо. Гена постоянно один был за рулём, не давая мне испытывать свою и мою судьбы, ещё на тех трассах. Он то профессионал, а я только, только начал «баловаться» за рулём. Так или иначе, мы прибыли в место дислокации. Здесь я уже на законных основаниях, в выходные дни, вместе с женой и детьми начал мотаться, как по Лазаревскому, так и практически и по всему Черноморскому побережью от Сухуми до Новороссийска и далее в Анапу, где постоянно проживал в то время её отец с новой супругой. Слух о «мотающемся» по крутым дорогам «летучем голландце» в виде Запорожца голубого цвета, начал распространяться среди населявших побережье граждан. Похвастаюсь, что «Запор» оказался на редкость удачным и развивал скорость более 100 км/час без особых проблем. На серпантинах приморских дорог это было достаточно много по тем временам, и я признаюсь, что порой «хулиганил» за рулём, чего конечно же нельзя было делать. Сочинские дороги очень опасны и требуют внимательного и аккуратного управления транспортом. Каюсь! Однажды, в июле месяце текущего 1989 года, для контроля за ходом строительства и подготовкой объекта к сдаче, на стройку прибыл заместитель управляющего треста по производству, который курировал строительство. У нас с ним сложились не просто хорошие служебные отношения, но и чисто человеческие, взаимно уважительные отношения не обошли нас стороной. Он был очень волевым, грамотным человеком и профессионалом с большой буквы! Я многому научился у него в плане руководства строительным производством, а также умению принимать волевые решения, а также при необходимости брать инициативу в свои руки, естественно не «убегая» от ответственности по результатам «содеянного», не перекладывать её в случае не совсем благоприятных обстоятельств на других. Мы провели обход по объекту и нашему городку строителей. Он остался удовлетворён ходом строительства объекта и его состоянием в плане подготовки к сдаче заказчику. Наступали выходные дни, и он предложил нам всем вместе проскочить в Сухуми, где у него должна состояться одна деловая встреча, а заодно по пути и отдохнём немножко. Все вместе это моя семья, включая жену и двух сыновей, а также он со своим сыном, который уже пару месяцев работал у нас на объекте простым рабочим. Другими словами, представьте «Запорожец 968 - ой» модели и в нём умещаются водитель в моём лице, трое взрослых и двое детей 12-ти и 8-ти лет???!!!! Другими словами, на заднем сиденье «вместительной» машины расположилось четверо человек для достаточно длительного и непростого путешествия! Где у нас голова была тогда? Ответ напрашивается сам собой. Именно в этом месте, вспоминается мне с трудом, сейчас. Тем не менее, рано утром 15 июля 1989 года, мы все, «устроившись поудобней» в «просторном» салоне Запорожца, поехали за приключениями. Они не заставили себя долго ждать, как оказалось, чуть позже. Нам нужно было преодолеть до Сухуми (ныне Сухум), тогда ещё столицы Абхазии, которая входила в состав Грузинской Республики, чуть более 200 км. Немного по нынешним меркам, да и тогда нас это не очень пугало. Добрались и успешно преодолели мост через реку Псоу, географической границы с Абхазией и двигались далее по просторам союзной Республики. Долго ли, коротко ли добрались до городка Гагры, который лежал у нас на пути. Проезжаем мимо вокзала и неожиданно обращаем внимание, что много мужчин лежат в нём прямо на полу. Шума нет. Но всё это было забастовкой, как выяснилось пару днями позже из прессы. Мы не очень придали этому значение и не останавливаясь поехали дальше. Добрались до Гудауты. Было жарко и народ решил искупнуться, между делом. Я припарковался в удобном месте. Жена с детьми и остальные товарищи пошли поплавать на побережье, а я почему-то остался рядом с машиной. Не помню почему. Скорее всего побоялись оставлять машину без присмотра. Да и это уже не важно сейчас. Важно другое. Пока они купались, я обратил внимание, как мимо меня двигалась длинная «похоронная» процессия, где много мужиков тащили гробы белого цвета прямо на плечах. Причём скорость движения была достаточно резвая, порой переходили на бег. Я вновь не придал значения увиденному. Такие традиции, подумал я. Имеют право. Тем временем вернулись с моря освежившись мои пассажиры и мы продолжили путь. Оставалось преодолеть чуть более 80-ти км до точки назначения, и мы ближе к вечеру успешно добрались до места. Разместились на ночлег в одной из гостиниц или доме отдыха, точно не помню. Намеченная встреча не состоялась уже и не помню почему. Мы не расстроились. Торжественно поужинали и отправились спать с тем, чтобы рано утром отправиться в обратный путь, заехав по пути на озеро Рица. Что мы и сделали, с удовольствием, на следующий день. Прекрасные и красивые места. Очень здорово, что мы «вырвались» в это путешествие. Правда всю дорогу обратно, чувствовалось какое-то напряжение на лицах встречающихся граждан. Вот уже и центральный Сочи остался позади, и мы выехали на серпантин трассы соединяющую Дагомыс и Лазаревское, предвосхищая отдых в месте дислокации. Вдруг, увидели, как на встречу вдоль побережья пролетают парами, если не ошибаюсь шесть боевых вертолётов. Удивились, но опять не придали значения. И только на следующий день из средств массовой информации узнали, что мы практически выскочили из мест вооружённых беспорядков, которые произошли в эти выходные в местах нашего путешествия. Это был первый грузино-абхазский конфликт. В белых гробах, которые я наблюдал в Гудауте, как оказалось переносили ОРУЖИЕ! А встреченные нами вертолёты летели в места конфликта, чтобы локализовать и прекратить его. Вот так! Практически, мы сами того не ведая, покинули зону боевых столкновений. В общем удачно отдохнули. В продолжение, необходимо добавить, что место нашей дислокации в бытовом городке, далее с лёгкой руки Геннадия стало и местом отдыха дальнобойщиков, которые со всей страны возили строительные материалы в Армению на место ликвидации последствий землетрясения, передвигаясь и по территории конфликтующих сторон. Однажды он обратился ко мне с просьбой разрешить кратковременный отдых у нас водителям, которые возвращаются из Армении после разгрузки. Встретил он их случайно, те посетовали, что устали очень и ищут место, где можно помыться и передохнуть немного. Напомню, что сервиса на трассах ещё не было. Я разрешил под его личную ответственность, естественно понимая оговорил, что парни и «на грудь» тоже могут принять вечером и на танцы сходить, но всё должно быть в пределах нормы, чтобы не запятнать наш устойчивый авторитет, приличных «мальчиков», перед начальством санатория, отдыхающими и местным населением. Должен отметить, что так оно и произошло. НИ РАЗУ и НИКТО не нарушил оговоренных негласных правил. А машин было много. Новость, что появилось место, где примут, накормят, дадут переночевать, да и помыться получится, моментально разнеслась среди «водил» и они заезжали к нам некоторое время практически ежесуточно. Одни уезжали, другие занимали их места. Страшно поначалу было видеть прострелянные кабины КАМАЗов, которые нечаянно попадали в места абхазских событий. Они добирались до нас, немного ремонтировались и отдыхали. Мои ребята, когда было нужно, всегда помогали с ремонтом, где сваркой, где решали другие проблемы. Вот так отголоски землетрясения и событий в Абхазии вновь коснулись и нас.

Привет Кашпировскому

Задержу ваше внимание ещё на одном интересном на мой взгляд событии, которым не могу не поделиться. Оно просится из меня наружу. Как я уже говорил ранее, находясь в командировке мы жили не только стройкой, но и просто жили. Жили, наблюдали и переживали непростые события той поры. После работы по вечерам, мы коллективно смотрели по видео различные западные фильмы, которые начали «прорываться» на наши экраны через видеомагнитофоны. Кроме того, Анатолий Кашпировский вошёл в нашу жизнь на экранах телевидения, «исцеляя» и придавая импульс к жизни своими сеансами. Я тоже по вечерам, коротая время, семья уже вернулась к месту постоянного обитания, регулярно смотрел его сеансы. Ни разу, ни разу ему не удалось «разбудить» во мне, какие-либо инстинкты повиновения. Ни разу! Абсолютное безразличие к его «уловкам» при одиночном просмотре на берегах моря. Ага безразличие. Пока он не застал меня врасплох, когда я перед Новым годом, находился дома с семьёй и мы все устроившись поудобнее, начали смотреть его представление. Был вечер, глубокий вечер, мы расположились лёжа на диване. Я у стенки, жена слева рядом, детишки сидели у меня в ногах облокотившись спиной на стену. Кашпировский, что-то в своей манере, вытаращив глаза, нёс в эфир страстное и вечное. Вдруг я неожиданно для себя перелез через жену, встал на ноги и против своей воли, что-то бормоча себе под нос и вращая безостановочно перед собой согнутыми в локтях руками, начал интенсивно расхаживать в зад и вперёд, не покидая комнату. Сначала члены семьи, начали хохотать надо мной, предположив, что я просто «придуряюсь», что мне было очень свойственно в ту пору, да и сейчас, честно сказать, далеко не ушёл, несмотря уже на солидный возраст. Но я не обращал на них никакого внимания и продолжал возвратно поступательные движения по комнате рядом с ними, не переставая бормотать и лихорадочно вращать руками перед собой. У парней глаза от удивления максимально расширились, практически выскакивая из орбит. Жена насторожилась от удивления, задумалась как закончить моё «представление». Господи, как же мне повезло с ней. Она всунула мне в руку клубок шерстяных ниток, который я начал машинально перематывать бессмысленно вращающимися руками. Автоматически в движении рук появился смысл и закончив полную перемотку клубка, я остановился и вернулся к нормальную состоянию души и тела. Вот так всё произошло. Кто-нибудь бы мне рассказал об этом, я бы не поверил. Но это произошло со мной. Не знаю, что это был за знак. Не знаю. Анализируя произошедшее могу сказать лишь одно. Я расслабился, находясь в тёплой семейной обстановке и Кашпировский поймал меня на раз. Он сделал то, что не мог сделать многократно при моих просмотрах его представлений вечерами в Лазаревском. НЕ расслабляйтесь, делаю вывод я!

Волевая сдача готового объекта

Но, вернусь непосредственно к стройке. Начальство улетело, поставив задачу готовить объект к вводу в эксплуатацию, ориентировочно к началу летнего сезона 1990 года. Готовность его была уже достаточно высокая и Московский заказчик, как и главный врач санатория планируют открыть новый сезон, следующего года, заполнив здание нашего 5-ого корпуса первыми отдыхающими. Задание понятно. Мы продолжили интенсивную работу по форсированию окончательных отделочных и наружных работ с тем, чтобы уже в не позже апреля месяца в новом году, дать возможность заполнить палаты мебелью, заправить кровати и далее встречать первых посетителей. Так и произошло. В зимний период продолжились интенсивные строительные работы, включая отделочные, чтобы исполнить поставленную задачу. Наступила середина весны и готовность объекта к сдаче с каждым днём становилась всё реальней. И в конце апреля, начале мая объект был готов к сдаче. Отмечу, что никогда ранее, мне не приходилось вводить объект в эксплуатацию с такой степенью готовности. Спальный корпус был отлично и надёжно построен, выполнена высококачественная отделка, полностью закончено благоустройство прилегающей территории, включая дренаж для сбора ливневых водостоков с горной местности, а также комнаты были полностью обставлены необходимой мебелью и иным оборудованием, включая радиоточки. Другим словами, объект полностью отвечал своему назначению. Тем примечательное, что произошло немного позже в мае месяце, когда собралась комиссия по приёмке объекта строительства. Здесь начинается самое интересное. Такого не случалось более нигде и никогда, бьюсь об заклад. Как только руководство договорилось с Заказчиком о сдаче объекта, для осуществления этого факта, руководство в составе обоих заместителей управляющего трестом, а также за компанию с ними и передохнуть немножко прибыл глава администрации района, где располагался наш трест, да и где все мы гордо трудились, прославляя район металлургов. Они разместились в одном из корпусов действующего санатория. Там же разместились и прибывшие представители Заказчика. В неформальной обстановке начались предварительные переговоры между ними, касательно подтверждения основных условий раннего договора контроля владения корпусом после его ввода в эксплуатацию и процентного извлечения прибыли по результатам его содержания. Дело в том, что по договору между трестом и Московским заказчиком, было условие, что после ввода его в эксплуатацию контроль делится в соотношении 60% Москвичи и 40% наш трест. Однако Москвичи, на текущих переговорах опустили эту цифру, если не ошибаюсь до 20% для нашей стороны и твёрдо стояли на своём. Я об этом узнал на совместном ужине, который мы устроили благодаря Бибе с Яшкой для наших дорогих гостей-руководителей. Бибочка наготовила национальных мясных блюд, которые очень понравились нашим гостям, и они с удовольствием употребляли их вместе с горячительными напитками, чего уж там таиться. Было дело. Я тоже участвовал в этом событии, о чём вспоминаю с большим удовольствием. Все ОЧЕНЬ остались довольны поданными блюдами, особенно глава района. Однако лица у руководства из треста были «грустноватые», несмотря на все предпринятые нами меры, включая и доставленные коньячные напитки. Они «в тёплых словах» поделились, что Москвичи нарушают условия договора. И добавили, в не менее «тёплых фразах»: «Делай, что хочешь, но объект завтра не должен быть сдан «по объективным» причинам, если они за ночь, не изменят свои условия и не пойдут на попятную!» Ничего себе!??? Как это сделать то? Когда готовность объекта высочайшая! Все, включая Главного врача, Московских Заказчиков, Председателя Совета курортов уже готовы подписать акт готовности, принять объект на обслуживание и начать его эксплуатацию. Уже набран дополнительный штат сотрудников. Да и дополнительная часть путёвок, в связи с увеличением мест, за счёт построенного корпуса, практически были проданы. Остаток ночи провёл в раздумьях, как исполнить поручение? Ничего «умного» в голову не приходило. Что делать? Будем решать вопросы по мере их поступления в ходе совещания, решил я. Нужно отдать должное противоположной стороне, что они сами «подыграли» нам, не ведая, что привычные АМБИЦИИ ЗАКАЗЧИКА и владельцев курорта, от которых они не смогли отказаться, хотя бы искусственно, дали мне шанс «выиграть» столь сложную и непривычную партию. На другой день, совещание по сдаче объекта до определённого момента проходило, как обычно бывает в таких случаях. Коротко собрались все вместе. Затем Заказчик, как Глава «спектакля» немного рассказал о технических характеристиках объекта, после чего предложил членам комиссии, в течение получаса прогуляться по корпусу, ознакомиться и наглядно убедиться в качестве построенного, выявить возможные недоделки или отклонения от норм и проекта, а затем собраться, обсудить и принять решение о приёмке объекта или отсрочить его принятие до устранения выявленных нарушений. Прогулялись. Собрались. Начали излагать. В принципе ничего для меня неожиданного. Все, начиная с Главного врача говорили о том, что какой классный построен объект, в короткие сроки, с неплохим качеством, его конечно же нужно принимать в эксплуатацию, однако нужно по-быстрому доделать то-то и то-то! Они все ожидали, что как обычно подрядчик начнёт оправдываться и говорить, что объект необходимо принимать, а всё о чём вы говорите, естественно будет исправлено! Однако получилось иначе. Выступили все со стороны Заказчика и контролирующих органов, и не преминули высказать ряд недочётов, в зоне контроля каждого, заканчивая что, тем не менее объект в высокой степени готовности, и они готовы подписать акт ввода объекта в эксплуатацию с высказанными замечаниями, которые необходимо устранить в ближайшую неделю и это вполне реально на их взгляд. После чего передают слово подрядчику и спрашивают, кто будет отвечать с нашей стороны на высказанные замечания и представлять объект к сдаче. Господа руководители, естественно, передали слово мне! Ну, что «карты» были раскиданы и мне ничего не оставалось, как продолжить «игру». Я встал в позу провинившегося двоечника и к удивлению собравшихся, поблагодарил их за высказанные и обильные, критические замечания. Добавил, что «к своему стыду» вынужден принять все к неукоснительному исполнению. Замечания справедливы и объективны. Мы, как профессионалы не можем далее настаивать на формальной приёмке объекта в таком состоянии (напомню для читателя, что такая ВЫСОКАЯ готовность объекта и сегодня большая редкость) и готовы предпринять исчерпывающие меры, чтобы привести его в состояние отвечающее высказанным здесь замечаниям и требованиям, к чему приступим уже сегодня. Комиссия, ещё не очень «догнала» моего подтекста и поинтересовалась сколько времени мне на это потребуется. Выразили надежду, что пару дней, максимум неделю мне и моим сотрудникам на это времени хватит. Я собрался с духом, покаялся и повторил, что высказанные замечания достаточно серьёзные. Просто так, без осмысления и тщательной подготовки их не решить. Тем более, что у меня в настоящее время для этого не хватает персонала, который нужно дополнить и собрать в кротчайшие сроки. Высказанные замечания настолько «серьёзны», что мы как организация, берегущая свой авторитет, не можем просто так отмахнуться и исполнить замечания лишь бы как! Поэтому мне нужно «немного» времени! На повторный вопрос, сколько? Ответил, что уложимся в кротчайшие сроки. Руководители сейчас вернуться на Родину, дадут команду подобрать человек десять специалистов. Надеюсь, что в ближайшие пару, тройку недель, коллектив восстановится. Собрав коллектив, приложим все силы и постараемся в кротчайшие сроки устранить замечания. Выражаю надежду, что до сентября 1990-ого года мы справимся! Вы бы видели лица оппонентов по окончании моей «торжественной» речи. Чего, чего, но такого поворота событий они никак не представляли. Они привыкли и ожидали, что как обычно бывает подрядчик будет уговаривать их подписать акт приёмки объекта в эксплуатацию. Не произошло! Впервые не произошло, как в моей, так и их практике. Они попытались перехватить инициативу и настоять на подписании акта, однако мы были непримиримы и отказались от сдачи объекта. Всё! Конфронтация зашла в новую стадию, которую должны были разрешить высшие руководители с обеих сторон. А мы вступили в новую фазу контроля над объектом незавершённого строительства. Пока объект не сдан и не принят его охрану и эксплуатацию обеспечивает подрядчик. Пришлось воспользоваться этим правом не только де-юро, но и де-факто. Другими словами, нужны были люди, которые бы независимо от обслуживающего персонала санатория, обеспечивали чистоту и уборку помещений, поддерживали в надлежащем состоянии инженерные коммуникации и решали другие вопросы, связанные с текущей эксплуатацией здания, чтобы исключить возможные аварийные ситуации. Собрал немногих оставшихся сотрудников и попросил их срочно пригласить на отдых семьи, можно с детьми, а также проверенных товарищей, которые бы расположившись в свободных палатах не сданного корпуса, начали совмещать отдых на Черноморском побережье с обеспечением надлежащего содержания помещений и прилегающей территории. Инженерные сети попали под ответственность моих специалистов. Как-то так получилось. Конечно, это была ВЕЛИКАЯ наглость с нашей стороны. Вспоминая эти события сейчас, сам не верю, что такое могло произойти и главное безнаказанно. Но факт, остаётся фактом. Мы «захватили» корпус, как оказалось, на всё лето. Достаточно быстро приехали родственники и друзья моих сотрудников, разместились в новом корпусе и приступили к трудовому отдыху. Я тоже вновь привёз жену с пацанами, а также к ним примкнула 17-ти летняя племянница жены, которая сразу по прибытию, в силу своего возраста, поступила под непосредственный контроль Геннадия и у местных ловеласов шансов не осталось, воспользоваться наивностью юной души. Коля Иванов, в роли бригадира, с небольшой компанией сотрудников, ежедневно, не торопясь и торжественно имитировал устранение замечаний, хотя повторюсь, что устранять там практически ничего было ненужно. Замечания в основном были надуманные от желания извлечь максимум невозможного при сдаче объекта. Затянувшийся отдых для некоторых трудящихся продлился практически до сентября, пока сложные переговоры руководства не закончились мировым соглашением. Не знаю до чего они договорились, но однажды поступила команда сдать объект, подписать акт готовности и все необходимые документы, включая финансовые формы КС-2 и КС-3, и исполнительную документацию. Я там тоже пробыл какое-то время, чтобы обеспечить контроль за объектом и коммуникацию с Главным врачом санатория и основным Заказчиком на месте. Хотя моя дальнейшая судьба уже была предрешена. Заместитель управляющего по производству ещё будучи в Лазаревском, перед отъездом, пригласил меня на ужин, где сообщил, что принято решение назначить меня начальником вновь созданного строительного управления. Добавил, что оно формируется на основе коллектива, который возвращается под управление треста, после завершения командировки по строительству БАМа. Уже частично сформирован штат, включая главного инженера, сотрудников разных отделов, а также простых трудящихся. Однако его (штат) нужно резко увеличивать, включая и формирование различных строительных участков. Необходимо довести штат сотрудников управления до 250-300 человек, ибо на управление планируют возложить достаточно серьёзные задачи по строительству объектов жилья и соцкультбыта, потому и название у него уже есть – «СУ ГРАЖДАНСТРОЙ». Вот так, в январе 90-го года, в свои 37-мь с половиной лет, что тогда было достаточной редкостью, я из простого начальника участка сходу вступил в должность начальника управления, одновременно продолжая руководить строительством в Лазаревском, вылетая туда по необходимости в конце месяца или иным обстоятельствам. Объект был приказом руководства передан в новое управление вместе с моим назначением. Начался новый, довольно интересный и необычный этап в моей жизни. Но, об этом, если не пропадёт желание уже в другой раз.